23-й международный шахматный фестиваль "Воронеж-2019"
Мемориал Алехина
                            RU | EN
Дмитрий Кряквин и Елена Томилова: «Мы не играем друг против друга»

Дмитрий Кряквин и Елена Томилова

Стартовый лист нынешнего Мастер-опена возглавил гроссмейстер из Ростова-на-Дону Дмитрий Кряквин. В Воронеже Дмитрий частый гость, он очень тепло отзывается о нашем городе, и город, думается, отвечает ему взаимностью. Не случайно гроссмейстер чувствует себя здесь довольно комфортно.

О том, что Дмитрий человек разносторонний, говорит хотя бы тот факт, почерпнутый из «всезнающего» Интернета, что когда-то еще до шахмат он занимался игрой го и даже был чемпионом России среди мальчиков до 10 лет. Сейчас же, уже будучи обладателем высшего шахматного звания – международный гроссмейстер -  Кряквин, кажется, успевает все: и играть в шахматы, и писать книги, и тренировать детей, и заниматься журналистикой. Не отстает от него и его жена Елена Томилова, международный мастер среди женщин. Конечно, было очень интересно пообщаться с этой замечательной парой, узнать их мнение о воронежском фестивале, о том, как политика влияет на шахматы, и о тенденциях развития этой древней игры.   

- Дмитрий, Вы уже не первый раз в Воронеже. Каковы Ваши впечатления от города, от воронежского фестиваля?

Дмитрий. - Мне очень нравится в Воронеже. Я уже приезжаю… надо посчитать какой раз. Я точно играл в 2005, потом 2007. Мне кажется, это раз шестой у меня в Воронеже. Фестиваль здесь действительно развивается с каждым годом. То здесь расширяется география, то, например, уже несколько лет подряд замечательная гостиница Рамада, в которой принимают гроссмейстеров. Условия здесь, как в лучших европейских опенах. Это очень приятно. Хороший турнир, приятная компания. Сюда приезжают ученики. Я очень люблю с моей супругой Леной сюда приезжать, потому что здесь можно не только поиграть в шахматы. В Воронеже очень красиво, отличный центр, кафешки, гастрономия воронежская очень привлекательная. Все это здесь в пешей доступности. И вообще он такой городок приятный. Потому что мы живем в Ростове, который я тоже безумно люблю, это отличный город, но у нас много машин, такая торговая суета. А Воронеж с его пешеходными многочисленными улочками, парками – здесь отдыхает душа!

- На днях завершился Платоновский фестиваль, который проходил уже в 9-й раз. И я знаю, некоторые шахматисты, гроссмейстеры в разные годы приезжавшие в Воронеж, после партий даже успевали посетить некоторые культурные мероприятия фестиваля. У Вас было время на культурную программу?

Дмитрий. - Дело в том, что во время проведения главного турнира шахматного фестиваля на телеканале Матч-ТВ идет проект Армагеддон. И мы с Еленой по вечерам после игры старались следить, как сражаются Карякин, Непомнящий, Крамник и прочие ведущие шахматисты. И поэтому мы по вечерам никуда не ходили.

- Я так понимаю, вся Ваша жизнь так или иначе связана с шахматами.

Елена. – Да, это так. Мы ездим на турниры, в свободное время занимаемся сами, тренируем. У нас даже ребенок занимается шахматами.

- Насколько я знаю, ему сейчас семь лет и пару лет назад он давал интервью, где говорил, что если будет хорошо играть в шахматы, мама и папа будут его брать с собой в поездки.

Дмитрий. - Да, это, правда, есть у него такой стимул. И он, кстати, недавно первый раз сыграл в Костроме.

- Ну, так Вы его уже берете с собой или еще нет?

Дмитрий. - До ФИДЕ-опена в Воронеже он еще не дорос, но, я думаю, что потенциал у него есть, и когда-нибудь он здесь сыграет.

- И тогда Вы приедете в наш город уже всей семьей.

Дмитрий.- Да, нам тоже этого хотелось бы.

- Елена, а когда у Вас началась шахматная жизнь, с какого возраста? 

Елена. - Бурно и активно шахматы вошли в мою жизнь скорее после декрета, как это ни странно. Уже через три года после того, как родился ребенок, мне Дима сказал, что пора возвращаться, и стал активно меня записывать во все турниры, командировать где-то даже за свой счет. И я стала ездить играть, и до сих пор не могу остановиться. Играю и играю. Побывала по многих странах. Участвовала в чемпионатах Европы и в Румынии, и в Словакии, и вот последний раз в Турции. Играла в международных женских круговиках, выиграла в Хорватии в прошлом году в городе Риеке, одержала победу два года назад в Белграде. Успехи были, но все равно шахматная жизнь профессионала это не всегда стабильность. Иногда бывают и поражения, неудачи. Это такой специфический образ жизни, такой ритм, к которому привыкаешь и получаешь удовольствие. Потому что, если не любить это дело, заниматься им из-под палки, то это бессмысленно. Оно не приносит таких огромных денег, а вот именно моральное удовлетворение, счастье от выигранных партий - оно ни с чем несравнимо.

- А когда впервые сели за шахматную доску?

Елена. - В детстве это у всех у нас происходит практически стандартно. В 7-8 лет, это кружки. Но здесь все, прежде всего, зависит от тренера. У меня первым тренером был Скорченко Виктор Александрович, который мне дал очень много, но самое главное он привил любовь к этой игре. Вообще от первого детского тренера зависит, сложится ли судьба шахматиста или нет. У любого ребенка, если он попадает в хорошие руки и ему эта игра действительно понравится, то это уже гарантирует большой процент успеха. Потому что детский тренер даже не обязательно должен быть хорошим шахматистом, главное – это преданность своему делу, любовь к детям.

- Это то, что раньше называли энтузиазмом.

Елена.- Да, у нас даже клуб назывался «Энтузиаст». И он полностью оправдывал свое название. Клуб располагался в подвальчике и находился на другом конце города. Я сама родом из Пятигорска. И мои родители приняли решение перевести меня в школу, которая была рядом с клубом, чтобы я либо до школы в шахматный клуб попадала, либо после уроков. Иногда, когда учились во вторую смену, и с утра и после занятий. И все равно, как магнитом тянуло именно к тренеру, к коллективу, к шахматам, первым турнирам, разрядам, кубкам, медалям. Это же все в детстве закладывается. Потом уже начинаются более серьезные задачи, когда выходишь на уровень чемпионата России. Более высокие цели ставятся перед спортсменом. Мне, например, очень захотелось побывать на чемпионате Европы, а тогда финансовой возможности не было у родителей, поэтому единственный способ был занять первое или второе место на чемпионате России. И поэтому вся моя жизнь школьная тогда была сосредоточена на этой цели. То есть я приходила  с занятий и либо разбирала дебюты, либо решала позиции. И я смогла добиться того, что в 10-м классе я заняла второе место на России и поехала на европейский чемпионат. Такие микроцели когда ребенок ставит, он постепенно втягивается в шахматную жизнь. А победы – это как наркотик.

Дмитрий. – Елена фанатик настоящий. Если бы я столько занимался шахматами, сколько она, я думаю, мои результаты были значительно выше.

- Дмитрий, тогда поделитесь, как Вы начали заниматься шахматами?

Дмитрий. - Это тоже была детская секция. Мой первый тренер – Владимир Иванович Макиенко. Он вел секцию во дворце пионеров. И я сейчас в Ростове с еще одним учеником Владимира Ивановича провожу достаточно крупный турнир его памяти. К сожалению, нашего наставника уже нет с нами. И он тоже, конечно, привил мне любовь к шахматам. В Ростове это очень сильная шахматная школа. Потом я занимался с известным международным тренером Александром Ивановичем Захаровым. Это наш с Леной тренер. И я ему также очень признателен. Вообще, когда мы росли таких вызовов, как сейчас, вроде интернета, компьютера не было. И возможности тогда были немного другие, и приоритеты. И я очень люблю ходить на встречи выпускников в школе, университете. Я вижу своих ребят, которые много лет назад мне говорили, да зачем они нужны эти твои шахматы? Они сейчас живут обычной жизнью, работают за зарплату в двадцать тысяч, многие уже полысевшие.  А я думаю, что не зря я все-таки шахматами занимался.

Елена. - Да, именно благодаря шахматам, мы увидели и объездили полмира. В прошлом году я, кстати, пропустила «Воронеж-опен» из-за того, что меня пригласили в Индию на женский круговик. Очень хороший турнир, с прекрасными условиями, мне оплачивали перелет до Индии и обратно, давали стартовые и размещение. Вообще все было по высшему разряду. Я увидела эту замечательную страну, интересную, колоритную. Это как будто полжизни промелькнуло перед глазами, потому что то, что увидишь в Индии, нигде потом не увидишь. Это очень специфический опыт, но я рада, что я его получила, мне очень понравилось. Конечно, многие страны мы смогли увидеть именно благодаря шахматам. Нас приглашают. Конечно, мы можем где-то попроситься, где-то написать организаторам. И, как правило, предлагают хорошие условия, в особенности, если ты обладатель определенных званий. Вот Дмитрия, как гроссмейстера, многие европейские круговики готовы принять на очень выгодных условиях, ведь присутствие спортсменов с высшим шахматным званием из других стран повышает и уровень самого турнира, и дает ему международный статус.

Дмитрий. – К сожалению, гости из России в последнее время в Европе далеко не такие желанные гости, как раньше.

- Политика вмешивается и в шахматную жизнь?

Дмитрий. – К сожалению, это так. Очень сильно.

- А это где-то еще присутствует, кроме Европы?

Дмитрий. - Нет, только в Европе. Все-таки в Азии, например, отношение к россиянам не поменялось. Мы вот с Еленой в свое время не поехали в Великобританию, а сейчас неизвестно доведется ли. Более 50 процентов по визам – это отказы.

- Дмитрий, ну вы занимаетесь шахматами не только как игрок, но и занимаетесь тренерской деятельностью, пишете книги, являетесь шахматным журналистом. Как Вас на все это хватает?

Дмитрий. – Пока здоровье есть, надо работать. Тут, кстати, большое количество моих учеников играет. Я еще почему люблю воронежский фестиваль? Потому что это своего рода место встречи с ребятами.

Елена. – Все занятия, как правило, проходят заочно, по скайпу, а здесь Дмитрий может многих увидеть воочию, пообщаться с учениками, поработать с ними, что называется, вживую.  

Дмитрий. - На самом деле, мемориала Алехина для меня своего рода отдых. Это отпуск. Я обычно во время него не занимаюсь, книги не пишу, журналистика тоже отходит на второй план, я здесь просто наслаждаюсь жизнью.

- Это заметно, что Вы здесь на позитиве. Но все-таки участие в турнире – это определенный труд, это концентрация. Как Вам даются соревнования – с трудом или все-таки с легкостью?

Дмитрий. - Наш выдающийся гроссмейстер Александр Грищук по этому поводу очень хорошо высказался. Он сказал, что многие делят шахматистов на атакующих, защитников, на позиционных, тактиков, а я смотрю, человек играет или тяжело. Мне кажется, я всегда скорее легко играл, чем тяжело. Конечно, когда я был чисто шахматным профессионалом, на меня это очень сильно давило. Мы с Еленой это недавно обсуждали, что будет, если я выиграю или не выиграю, а что, условно говоря, завтра кушать будем. А сейчас, когда я работаю шахматным тренером, журналистом, то такой уж жесткой финансовой привязки в турнирах нет. Ну, проиграл, будет следующий турнир. Поэтому я стараюсь, чтобы седых волос было поменьше, и стараюсь позитивно к жизни относиться.

- А, может, это как раз и помогает в определенные моменты, когда нет такого психологического давления, и человек действует более раскрепощенно?     

Дмитрий. – Мне кажется, это мой случай. Мне надо играть свободно. Чересчур нервное напряжение начинает на меня действовать негативно.

- Лена, а как у Вас?

Елена. - Мне тоже мешает, если я слишком напряжена, но у меня не получается так легко относиться к жизни. У меня все равно каждая партия это обычно очень долгая подготовка, это нервы, переживания. Все равно в каждой партии стараешься выложиться по максимуму. Бывают, конечно, моменты, когда удается несколько отвлечься от переживаний, и тогда и лучше вроде бы получается. Были случаи, когда, казалось бы, устанешь с дороги, не успеешь особо подготовиться к партии, и ничью с гроссмейстером делаешь. А бывает, готовишься-готовишься и не можешь кандидата в мастера обыграть. Тут все индивидуально. Характер уже не переделаешь, поэтому у каждого из нас свой ритм, свои секреты подготовки. Но я более серьезно отношусь к игре и больше переживаю, когда у меня не получается.

- А вот Вы играли друг против друга во втором туре и быстро свели партию вничью. А вообще часто приходится встречаться за шахматной доской на турнирах?

Дмитрий. - Чаще, чем мне хотелось бы. Мне кажется, это происходит постоянно. Стоит нам с Еленой выехать на какой-нибудь, особенно международный турнир, где, казалось бы, у каждого свои турнирные задачи, зачастую туров мало, очки терять нельзя. И тут бац, жребий сводит нас вместе. Я против Лены принципиально не играю, все это заканчивается быстрой ничьей. А такая ничья – это не только потеря половины очка, она зачастую сбивает обоих с игрового ритма. Ведь ты когда играешь, находишься в тонусе.

- А это у вас какое-то принципиальное соглашение о ничьей в совместной партии?

Дмитрий. - Да, да, я боюсь без ужина остаться. Я поэтому никогда не пытаюсь Елену обыграть.

- А если дать ей возможность выиграть?

Елена. – Нет, я думаю, это будет нечестно. Я не хотела бы, чтобы шли какие-то разговоры о том, что кто-то из нас поддался или сыграл не в полную силу. Репутация важнее. Я считаю, что, конечно, таких участников, которые находятся в родственных, семейных отношениях ничья должна быть по умолчанию. Потому что они попадают в заведомо сложную психологическую ситуацию. Любой турнир – это распределение денежных призов. И если мы будем играть в своей паре в чью-то пользу, то это уже будет иметь характер договорной партии. Это недопустимо.      

- Ну, согласно правилам, если жребий выпал таким образом, то его уже нельзя переиграть.

Дмитрий. - Да. Сейчас, кстати, в Казани идет турнир претенденток, и многие критикуют сестер Музычук за короткие ничьи между собой, а я вот их  прекрасно понимаю. Им очень трудно психологически играть друг с другом.

Елена. – И даже в случае победы нет той радости, потому что ты «обидел» того, кто тебе дорог. И если говорить о нашей паре, то у мужчин и женщин в одном турнире могут быть совершенно разные задачи. Я, например, сражаюсь за женские призы, Дмитрий – за основные. Поэтому в нашем случае, ничья воспринимается как данность: что ж бывает и такое, несправедливый жребий и так далее. Но мы продолжаем бороться дальше.

- Ну и напоследок и шахматах, в целом, и о тенденциях их развития хотелось бы поговорить. Вы не принимали участия в стартовом турнире фестиваля по шахматам Фишера. Эти соревнования в этом году впервые носили официальный статус у нас в стране. В ближайшее время планируют провести чемпионат мира по этому виду игры. Многие считают, что это очень перспективное направление, которое имеет все шансы войти в официальную шахматную программу.  А Ваше мнение на это счет? 

Дмитрий. - Знаете, я каким-то мистическим образом никак не могу на этот турнир попасть. Я каждый год хочу здесь сыграть, но всегда что-то мешает это сделать. Два года назад я со своими учениками из Минска и не успевали. В прошлом году у меня упал компьютер и чуть не разбился, в результате я приехал позже. В этом году мы с Еленой ехали из Грозного. Поэтому я никак на эти шахматы Фишера не попаду. Я играл только в интернете, но прочувствовать их до конца так пока и не смог. Надо все-таки на следующий год собраться и приехать к первому турниру. На самом деле игра очень интересная, она нивелирует дебютную подготовку, но все-таки, как мне  кажется, современные тенденции такие, что на старых добрых классических шахматах ставить крест пока рановато. 

Елена. – А я, наверное, не стала бы играть в шахматы Фишера, потому что считаю, что много трудилась, чтобы наработать дебютную базу, а здесь о ней нужно забыть. Я считаю, это неправильно. Поэтому мне больше по душе классические шахматы. 

- Спасибо Вам за Ваши ответы и удачи Вам во всех шахматных баталиях!

 

Интервью ТВ Губерния с Дмитрием и Еленой